Маска Красной Смерти. Артемий Гай - о последних днях жены Эдгара По


ТекстАртемий Гай

 

 Картинки по запросу Уильям Генри Джексон

 

«Но что за образ, весь кровавый,
         Меж мимами ползет?
За сцену тянутся суставы,
         Он движется вперед,
Все дальше, — дальше, — пожирая
         Играющих, и вот
Театр рыдает, созерцая
         В крови ужасный рот.»

                                                                                                                                         

— Э. А. По. «Червь – Победитель»

 

I

 

Гостиная обставлена скупо, но со вкусом. Широкая комната кажется полупустой за счет почти полного отсутствия мебели. Старый комод, диван с протершейся обивкой, два кресла, стол и рояль. Все здесь отжило свои лучшие деньки. Все здесь дышит на ладан. Однако оттенок уюта имеет место быть тут, несмотря на бедность и ветхость убранства.

 

Семья По никогда не знала достатка. Эдгар разорвал отношения со своим единственным кормильцем, отчимом, давным-давно. Не нужны ему подачки. Не нужно ему покровительство. Он и сам все может. Десница Божия тронула темя его еще во младенчестве. Эдгар По - Поэт. И забудьте об Аллане. Нет никакого Эдгара Аллана По. Нелепая фамилия пускай остается с отчимом Джоном. Он, Эдгар По, готов нести свой(!) крест с гордостью. Порой ему так кажется.

 

Денег не было давно. Стихи и рассказы печатают за копейки. Костюм порван. Нет смены белья. Да и белья нет. Эдгар порой хочет помириться с отчимом. Он пишет ему письма с извинениями и просьбами, однако следом шлет гневные обвинения в мошенничестве и малодушии. Эдгар никак не может определиться, что ему дороже: литература и своеволие или комфорт и конформизм. В такие минуты им овладевает демон. Демон противоречий.

 

Однако сейчас Эдгар расслаблен. Он лениво развалился в своем кресле, пока его ненаглядная супруга Вирджиния играет на рояле для дорогих гостей (не частое явление в доме По, стоит сказать). Теща, миссис Клемм, что-то активно доказывает тучной даме на диване и норовит угостить ту сдобой, испеченной с утра. Муха летает перед лицом Эдгара, тот отгоняет ее и снова становится недвижим. Мелодии убаюкивают его. Вирджиния играет так чудесно, что кажется, будто Эдгар попал в райский сад и ангелы тянут к нему свои белые тонкие руки и уносят куда-то вверх. Музыка становится тише, плавней, - и вот уже Эдгар спит. Небеса видятся ему. Прозрачные, они несут флотилию облачных кораблей, а юный Эдди лежит на мягкой траве во дворе имения отчима и ждет обеда. Сытного, горячего обеда, приготовленного поварихой.

 

Ветра почти нет, но облака почему-то продолжают плыть. Эдди приподнимается на руках и видит свою мачеху. Он зовет ее. Та оборачивается, и за ней становится заметна еще одна женщина. Молодая, красивая, она привлекает внимание Эдди зазывающими жестами. Однако он не спешит к ней идти. Не то чтоб не хотел - не может. Что-то мешает ему.

 

Лицо женщины кажется Эдди знакомым. Слово «мама» проносится в голове и вылетает из раскрытого рта. Его мать жива. Его обманывали. Жива! Вот стоит. С мачехой. И машет. И за ними кто-то стоит.

 

Эдди не может разглядеть лица чужака за фигурами двух дорогих ему женщин. Он пытается сфокусировать взгляд, но безрезультатно. Становится темно. Взявшиеся из ниоткуда тучи предвещают дождь. Эдди слышит кашель. Он переводит взгляд на женщин, те продолжают махать и улыбаться, однако из уст их течет кровь. Из пор их течет кровь. Из глаз их течет кровь. И кашель. Вокруг кашель. Везде кашель. А тот, некто, инкогнито, так и стоит за матерью и мачехой и трясется, весь алый, скрытый под балахоном.

 

Наконец-то Эдди удается его разглядеть, но не увидеть лица. На чужаке маска. Алый череп. И багровый дождь вырывается из туч, делая мир кровавым.

 

Картинки по запросу Уильям Генри Джексон

  

***

 

Эдгар просыпается. Сон прошел. Но кашель звучит. Громкий интенсивный кашель. Эдгар протирает глаза и видит перепуганную, сотрясающуюся от судорог Вирджинию, развернутую к гостям. На ее руках и губах спекается кровь.

 

Эдгар пытается подняться с кресла, но теряет сознание, издав невольный крик.

 

II

 

Туберкулез преследовал Эдгара с ранних лет, но никогда не действовал напрямую. Он изматывал Эдгара, сводил с ума. Чудовищная болезнь чудилась ему диким котом, жирным, жадным, алым и хитрым. Она не могла просто так убить и съесть Эдгара - она играла с ним. Доставала его. Хотела сломать.

 

Сначала чахотка окрасила мамины губы в багровый цвет, после настал черед мачехи, затем брата. Эдгар практически лишился рассудка от отчаяния, одиночества и нищеты. Люди, любившие его, а главное, кого любил он, испарялись, как вода в жаркий день, оставляя после себя ничего, но дымок сожалений и воспоминаний.  Однако Эдгар встретил Вирджинию - и все переменилось. Она дала ему новый повод к жизни. Опеку. Заботу. Дом. Вирджиния и ее мать, Мисс Клемм, держали его на плаву, терпели все лишения и невзгоды, переезды и скандалы вокруг Эдгара.

 

Казалось, все страшное позади. Казалось, впереди только надежда. Но надежды нет. Легкие Вирджинии раздирает кашель, а губы ее орошает кровь, разъедая, как кислота, и без того слабое эдгарово сердце. Но в этот раз Эдгар не станет бездействовать. "Больше никаких смертей", - думает Эдгар. В его голове рождается  план.

 

III

 

Семейство По переезжает в небольшой изолированный особняк в пригороде Нью-Йорка. Денег все так же мало, но периодические заработки Эдгара и его неожиданный успех, пришедший с изданием стихотворения «Ворон», более-менее держат семью на плаву.

 

Вирджиния выглядит бодро. Свежий воздух поддерживает в ней жизнь, а небольшое хобби в виде садика, разбитого под окном, дает ей дело.  Мисс Клемм же в полном восторге от загородной жизни. Ей, даме городской, всегда хотелось переселиться куда-нибудь в уютный домик на старости лет.

 

Мебели в особняке мало. Несколько стульев, комод, стол. Рояль теперь, извините, роскошь. Да и Вирджиния к музыке остыла в последнее время.

 

Вместо кровати в углу лежит соломенная подстилка. "Это временно", - думает Эдгар. Он верит в будущее.

 

Так, семейство По, затаив дыхание, укрывшись в своем домике от всего мира, прожило несколько спокойных месяцев в надежде, что алое чудовище их оставило в покое. Однако же багровый хищник не исчез, но затаился до поры до времени. Наступила осень. Темные круги под глазами Вирджинии становятся заметнее, и сон все чаще одолевает ее.

 

Что Эдгар, что мисс Клемм отказываются принять очевидное. Туберкулез вернулся и уже стучит в дверь их скромного особнячка. Осень - время урожая, и багровый жнец пришел собрать свой некогда посеянный плод.

 

Картинки по запросу Уильям Генри Джексон

 

Жизнь стремительно уходит из Вирджинии. Она гаснет с каждым днем. Все больше спящая, она постоянно мерзнет, но денег на дрова нет. Мисс Клемм и Эдгар не отходят от ее постели. Они согревают ее как могут. Эдгар отдал Вирджинии свое единственное пальто, оставшееся с армейских времен. Он растирает ей руки и ноги, но это не помогает. Вирджинию бьет смертельный озноб.

 

Холодно. Благо кошка, пригретая семьей По, ходит к Вирджинии спать на ее груди. Чувствует, что в ней нуждаются. Чувствует алый багрянец, зависший над Вирджинией, и как умеет гонит его прочь.

 

Ночи и дни тянутся медленно. Вирджиния почти не приходит в сознание. Разум Эдгара напряжен до предела. Он понимает, что проигрывает и эту партию. Он чувствует зловонное дыхание пурпурной болезни и молит забрать себя, но не Вирджинию. Его мольбы остаются без ответа.

 

В одну из ночей Эдгару чудится, что он стал героем собственного рассказа. Когда-то он писал про королевство, уничтоженное алой чумой. Никто в нем не выжил. Все погибли. Но нашелся человек, перехитривший болезнь. Наивный принц, укрывший себя и свою свиту в чудесном замке и устроивший там грандиозный бал-маскарад. Вся свита могла петь, пить и плясать сколько угодно. Было только одно ограничение: никто не должен был надевать костюм чумы, прозванной в народе Красной Смертью.

 

Никто не должен был, но в полночь приходит некто в жутком багровом костюме. Принц гонится за незваным гостем, срывает с него маску - и тут же умирает от чумы. Вслед за ним гибнет вся свита и пустеет замок.

 

Эдгару кажется, что он и есть принц. Ему чудится великолепный бал. Он видит дурака, напялившего костюм Красной Смерти, но не может его догнать. Алый чужак удаляется. И идет к Вирджинии. Он склоняется над бедной девушкой и целует ее, на что та отвечает вздохом - и замирает. Замирает навсегда. «Живи, живи!», - вопит Эдгар. «Никогда! Никогда», - кричит Ворон на бюсте Паллады. «Давай вырвем ей зубы», - предлагает Эдгару Эгеус. «А может, сожжем дом?», - интересуется барон Метценгерштейн. Некто в углу сообщает, что сердце Вирджинии еще бьется, и надо бы прекратить этот шум. Вокруг носится карлик и хохочет во весь голос. И мрак, и разорение, и Красная Смерть распространяют на все это свою безграничную власть.

 

Жизнь ушла из Вирджинии. Рассудок Эдгара отправляется вслед за ней.



Вы можете авторизоваться на сайте через:
Vkontakte Yandex Google

или введите Ваше имя:

Комментарии (0)