Тарантул под колпаком: о романе Боба Дилана, наконец-то дошедшем до России


Текст:  Артемий Гай

 

 

 

Бобу Дилану, наконец, дали Нобеля по литературе. «А за что?» - спрашивает некий невежда. Ну, мы с вами ему отвечаем: «Боб Дилан получил премию за «создание новых поэтических выражений в великой американской песенной традиции». «То есть за стишки?» - интересуется наш необразованный собеседник. «Да. А точнее за тексты своих песен», - хором отвечаем мы ему. И тут издалека доносится одинокий голос: «А еще он прозу писал!». Все оборачиваются и смотрят ошарашено на только что говорившего, а он поднимает и демонстрирует всем маленькую потрепанную книжонку, на обложке которой изображен худощавый молодой человек в строгом костюме, с растрепанной копной курчавых волос, тонкими, почти женскими чертами лица и пронзительным, буравящим взглядом. Над портретом надпись: «Боб Дилан. Тарантул».

 

Часть 1. Ложка меда

           

Стоит сказать, что «Тарантул» - это не совсем проза. Скорее, это стихи в прозе, хоть наши рекламодатели и упорно пытаются доказать, что у нас в руках роман. Правда, чистой воды прозу Дилан тоже писал. Вспомним автобиографичные «Хроники», например. Однако об этом как-нибудь в другой раз.

           

Описать впечатление от «Тарантула» можно одной фразой: «Я побывал в голове Боба Дилана». Роман написан «потоком сознания». Так писал Гинзберг, так писал Берроуз. Собственно, книга и представляет собой нечто среднее между Гинзбергом и Берроузом, знатно приправленное отсылками к поп-культуре, песенной традиции США, классической литературе и прочему. Одним словом, мистер Дилан демонстрирует знатную эрудицию и не стесняется этого. Как заправский Тарантул, он сплетает замысловатый, удивительный - пусть и не всегда ясный на первый взгляд - узор из увиденного, прочитанного и прослушанного.

           

Книга дается достаточно трудно. Особенно для неподготовленного читателя. Поток сознания - тяжело усваиваемый стиль. Довольно непросто схватить суть в хаосе мыслей автора, льющихся бурной журчащей рекой и сметающей все на своем пути. Можно банально захлебнуться или утонуть. Однако если знать где брод, то вполне можно и перебраться. Иными словами,  будь данная книга картиной, чтоб ее рассмотреть во всей красе, следовало бы отойти на несколько шагов назад и прищуриться.

           

«Тарантул» полз до нас долго. Написанный в 66-ом и напечатанный в 71-ом годах двадцатого столетия, он был не самым желанным детищем Дилана. Боб долго противился печати книги, но издатели настояли на своем. Возможно, из-за этого иногда чувствуется легкая натужность повествования. Будто Дилану некоторые куски давались с трудом, а тут еще и сроки сдачи, а там еще и давят директора́ издательства. Вот и вышло то, что вышло. Хотя вышло вовсе не плохо. Даже наоборот.

 

Определенно, это удачная и сильная книга (пусть, как уже сказано, не без грехов), однако, массовый потребитель в нашей стране вряд ли ее оценит. Поток сознания и так специфический прием, а тут еще и не просто поток: тут поточище вперемешку с огромным количеством отсылок, понятных, увы, только людям, знающим культуру и поп-культуру США. Все это вкупе с проблемным переводом (об этом ниже) усложняет, а то и делает невозможным понимание и принятие «Тарантула» в России. Боюсь, что книга останется в маргинальном положении, что, конечно же, очень жаль.

 

Часть вторая. Бочка дегтя

           

Есть такой неологизм «хайп». Он обозначает шумиху в средствах массовой информации. Таким вот хайпом и стало вручение «Нобеля» Бобу Дилану.

 

Вообще, в нашей стране Дилан не то чтобы очень популярен. О нем знают Евтушенко, Гребенщиков и Науменко, плюс некоторое количество в основном англоговорящих товарищей. Имя было на слуху, но вот репертуар (не считая пары песен, которые таки прорвались в наше инфо-поле) - это уж увольте, что естественно. Скрипящий голос, однообразная манера пения, музыка, построенная на блюзовых/фолковых стандартах, а главное, длинные тексты были и есть совершенно непонятными нашему слушателю. В доказательство стоит привести еле-еле собравшийся «Ледовый Стадион» в Петербурге, где Дилан выступал в 2008-ом.

 

И вот известие о «Нобеле» понеслось по миру, притягивая к нашему герою самый живой интерес. Появился хайп. Раз Дилан получил премию, - сообразили эстетствующие массы, - значит, его надо знать, любить и уважать. Не важно, нравится, не нравится. Важно, что модно. И вот на этом самом хайпе издательство «ЭКСМО» решает (что логично) заработать и издать прозу Дилана. В серии «Лучшее из лучшего, книги лауреатов мировых литературных премий» выходят два издания: «Хроники» и «Тарантул».

           

Вот вы мне скажете: «Это же чудесно! Дилана - и издают. Наконец. Столько лет ждали!» Так и я был рад. Побежал в магазин, отдал свои кровные деньги, приношу домой, распаковываю, начинаю читать. Тут-то и начались проблемы. Текст перевода показался мне слегка недоработанным. Как будто переводил не самый опытный человек, а то и просто любитель. Море устаревших выражений, резкие переходы, а главное, трудности с переводом упомянутых выше отсылок к поп-культуре. Отчасти я отнес это на счет самого текста. Поток сознания действительно трудно переводим в связи с особенностями обоих языков, однако отсылки, на которых строится многое в этом отчетливо постмодернистском тексте, не давали мне покоя. Последней каплей стало следующее:  странице на 20-30-й я натыкаюсь на некоего Антуана «Жирика» Домино, в котором признаю Антуана «Fatso» Домино, американского ритм-н-блюз певца. «Fatso» - так, для справки - это «Жиртрест», «Жиробас», «Жирдяй», но никак не «Жирик». Уменьшительно-ласкательный суффикс «-ик» тут совершенно неуместен. Я уже молчу про культурные несоответствия. «Жирик» в нашей стране - это В. В. Жириновский. Насколько мне известно, он не имеет никакого отношения к североамериканскому певцу. Иными словами, перевод вызывает некорректные ассоциации и не передает атмосферы.

           

Потихоньку появилось ощущение, что переводили в 90-х. Я открыл разворот и нашел имя переводчика. Им оказался Максим Немцов, которым были удачно адаптированы тексты Буковски, Керуака, Берроуза и т. д. Забираюсь в интернет, чтоб посмотреть год перевода, - и выясняю: 1986-й!.

           

Что это означает. Видимо, редакция «ЭКСМО», не желая упускать возможность, нашла перевод, сделанный тридцать лет назад и, не отредактировав его должным образом, отправила в печать без учета, что он мог быть неточным или попросту устареть.

           

Таким образом, мы получаем недоработанный, некачественный, а в некоторых местах попросту создающий ложное впечатление продукт. Зато продали. Быстренько. Как горячие пирожки. Спасибо «ЭКСМО». Пожалуйста, дорогие читатели.

 

Часть третья. Крышка на бочке

 

Причудливый и узорчатый «Тарантул», как уже было сказано, долго добирался до нашего читателя. 51 год ему понадобился, чтоб достичь нас с вами. И вот он тут! Во всей красе. Налетай и наслаждайся. Животное он дикое, не каждому в руки пойдет, а если и пойдет, то может ужалить. Так что голыми руками не хватать, подходить осторожно и в спецодежде. Вот только под колпак его помещать не надо. Он там тускнеет. А то и гибнет. Лучше не экономьте, сделайте ему достойный террариум. И вам приятно, и он не чахнет.



Вы можете авторизоваться на сайте через:
Vkontakte Yandex Google

или введите Ваше имя:

Комментарии (0)