Пять писателей ужасов, наиболее повлиявших на жанр


Текст: Артемий Гай

 

Картинки по запросу horror literature

 

Тема «ужасного» в культуре зародилась одной из первых (если не самой), ведь чему еще мы должны быть благодарны за весь духовный багаж человеческий, если не мысли о собственной смертности? За неимением объяснений некоторых вещей, таких как болезни, бури, или даже банальные тени на стенах, наши предки нашли выход в суевериях. Так, на сцену вышли чудовища, титаны и прочие представители криптозоологии. Позже мифы были развенчаны, явления объяснены, но тяга к щекочущим нервы историям осталась, и элементы легенд переместились в литературу, которая со временем приобрела название «Литература Ужасов». В этой статье речь пойдет о пяти авторах, оформивших и приведших в поп-культуру канонические архетипы жанра.

 

Брэм Стокер

 

Картинки по запросу bram stoker 

 

Ирландский писатель, романист. А еще менеджер британского театрального актера Генри Ирвинга. Стокер - одна из самых влиятельных персон в «литературе ужасного», хотя и запомнился всего-то одним произведением. Однако именно оно обеспечило своему автору (какая ирония) бессмертие. Эпистолярный роман «Дракула», вышедший в 1897 году, произвел фурор в литературной и, впоследствии, театральной жизни во всем мире. Стокер был не первым, кто затронул тему вампиризма, но именно он создал законченный архетип «Вампир» и ввел его в мировую литературу. Плюс, подарил нам самого долгоиграющего и колоритного монстра всех времен - Графа Дракулу.

 

Роберт Льюис Стивенсон

 

Картинки по запросу robert louis stevenson

 

Британский новеллист, известный отечественному читателю по приключенческому роману «Остров сокровищ» и его удачной, хоть и вывернутой наизнанку, забавной мультипликационной адаптации. Однако же во всем мире Стивенсон знаменит в несколько в ином ключе. Повесть «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда», написанная в 1886 году, рассказывает о сугубо положительном докторе Джекиле, который разрабатывает новый наркотик, позволяющий отделять от своей личности все хорошее и оставлять только подконтрольное чудовище без моральных норм. Как можно догадаться, все выходит из-под контроля. Таким образом, благодаря «Доктору Джекилу» мы получаем новый архетип - «Оборотень», хоть и не вполне привычный для современного читателя. Ведь что есть оборотень по сути своей, если не таящийся в нас дикий зверь, которого мы пытаемся удержать?

 

Мэри Шелли

 

Похожее изображение

 

Однажды летом 1816 года на вилле у Женевского озера собралась компания, состоящая из лорда Байрона, доктора Полидори, поэта Перси Шелли и его юной жены Мэри. Случилась страшная гроза, и ни один из них не решался покинуть дом. Тогда компания стала развлекаться  страшными историями, а когда рассказывать стало нечего, было принято решение написать по жуткой байке. За тем и разошлись. Утром, собравшись у камина, наши герои начали читать свои рассказы. Когда очередь дошла до Мэри, та сообщила, что ей приснился странный сон, будто над ее кроватью застыло жуткое чудовище, собранное из различных частей человеческих тел. Этому монстру, в отличие от выдуманных прочими участниками пари, была проложена прямая дорога в вечность. Чудовище Франкенштейна (а не просто Франкенштейн, с которым его часто путают) привнесло еще один архетип - «Безымянная тварь»: чудовище без имени, иррациональное и невозможное в нашем мире.

 

Эдгар Аллан По

 

Похожее изображение

 

Тень Эдгара По нависает над литературным миром уже много лет, и, к сожалению, в устах ее застыло "Nevermore". Ведь такого явления, как По, не предвидится, возможно, никогда. Эдгар, как и следующий в нашем перечне автор, является своеобразным исключением, так как создал архетип иного толка. По, проживший короткую, тяжелую и неблагодарную жизнь, закончив ее в лучших традициях своих собственных рассказов, таки пришел к литературному признанию в родной Америке, хоть и посмертно. Но вот в чем штука: его рассказы, написанные от первого лица персонажа, переживающего встречи с вышеперечисленными архетипами в тех или иных формах и впадающего в пучину безумия, имели такие характерные нарративные приемы, что просто не мог не появиться отдельный жанр рассказов - а-ля По.

 

Говард Филипс Лавкрафт 

 

Похожее изображение

 

Говард об этом позаботится.  Болезненный, нервозный, закомплексованный американец Лавкрафт всю свою жизнь держался как-то в стороне, придумав для себя даже особый вид литературы, полной фобий и страхов, намеков и полутонов, а главное, неизъяснимых и неописуемых чудовищ, что так значительно отличает его от своего кумира. Фактически Лавкрафт для литературы - все равно что Хичкок для кино. Он популяризирует саспенс, чем - как и его литературный кумир Эдгар По - создает отдельный разряд литературы - «Лавкрафтианские ужасы». Для них характерно все вышеперечисленное. Плюс: ощущение полной никчемности и незначительности человека в масштабах Вселенной.

 

По и Лавкрафт стоят в нашем списке особняком. Так как если первая, условно «Британская»,  тройка придумала три основных архетипа, то «Американский» дуэт скорее создал жанровые архетипы, состоящие из основных, что не умаляет их значения.

 



Вы можете авторизоваться на сайте через:
Vkontakte Yandex Google

или введите Ваше имя:

Комментарии (0)